English Русская духовная миссия в Иерусалиме

Возвеселитесь с Иерусалимом и радуйтесь о нем все любящие его! (Ис. 66,10)

Московский патриархат

Русская духовная миссия в Иерусалиме

Проповедь в Неделю о блудном сыне

Проповедь в Неделю о блудном сыне

Еще сказал: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожка́ми, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться. Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся (Лк. 15, 11-32).

Сегодня мы празднуем память Новомучеников и Исповедников земли Русской, просиявших на небосклоне Русской Церкви в суровые годы безбожных гонений. С одной стороны, это слава Церкви, торжество победы праведности над грехом, верности Богу над всеми кознями диавола. А с другой – это личные трагедии многих слабых христиан, не выдержавших испытаний, предавших свою веру. Конечно, гонения очищают Церковь, она возрождается на крови мучеников, но можем ли мы, сами будучи духовно слабыми и имея вокруг себя еще более немощных, желать повторения лихолетья, чтобы показались достойные?! Конечно нет.

Почему же это случилось в истории нашей страны? Потому что люди перед революцией удалились от Бога и либо утратили веру, либо она выродилась во внешние обряды, лишившись содержания и плода, т.е. любви к Богу и человеку. Вот об этих человеческих немощах и повествует сегодняшнее Евангелие, которое Господь предлагает нам при подготовке к Великому посту, – притча о блудном сыне.

Впрочем, эта притча даже не столько о блудном сыне, сколько о Милостивом Отце, Который всегда ждет нас, Своих детей, с распростертыми объятиями, как бы далеко мы не удалялись от Его путей. При сотворении Господь дает нам все необходимое для жизни: ум, чувства, свободу воли, таланты, – чтобы мы, правильно распоряжаясь этим в этой временной жизни, наследовали в вечности все Его достояние. Однако необходимое условие такого наследия – пребывание в общении любви с Богом и уподобление Ему.

Итак, в притче у богатого отца было два сына, сонаследника его большого имения. Отец хотел научить их правильно распоряжаться богатством и успешно его приумножать. Но младший сын взбунтовался, ему неинтересно было возиться со скотом, слушаться отца, он хотел независимости, неограниченной свободы и удовольствий. Одно его требование якобы полагающейся ему части наследства при живом отце поражает своей эгоистичностью и беззаконностью. Однако, вопреки ожиданиям, отец отдает ему незаслуженное богатство и отпускает.

Человек представляет собой нечто только тогда, когда он пребывает с Богом, без Него же он ничто и ничего своего не может иметь. Но милостивый Отец не отнимает данных человеку благ, как не отбирает и данной свободы жить по своему усмотрению. Грешник ищет телесных удовольствий и удаляется от Бога, чтобы его никто не обличал и не мешал жить по своей воле. Но такое удаление «на страну далече» приводит к обнищанию, вырождению личности. Удаляясь от жизни и питаясь несвойственной ей пищей – землей – душа перестает находить удовольствие в плотских утехах и начинает голодать и томиться.

И в притче распутный сын очень быстро растратил отцовское достояние на блудные удовольствия, чем опустошил свою душу и дошел до крайней нищеты. Чтобы заработать на хлеб, он поступает в услужение к одному из граждан той страны, в котором св. Отцы видят самого диавола. Сделавшись рабом плоти, несчастный был вынужден пасти свиней, которые являются символом нечистых страстей, и рад бы был заглушить голод свиной пищей, но и ее ему никто не давал. Т.е. за свое рабское служение страстям он не получал никакого удовольствия как платы от своего нового жестокого господина, но тяжко страдал от душевного голода. Ничто в этом мире не может наполнить и насытить бессмертную душу, созданную для общения с Богом, поэтому удаляющийся от Бога лишает себя не только душевного мира и радости, но и самой жизни.

Наконец блудный сын пришел в себя, смирился и осознал свою неспособность жить автономно, независимо от Бога. До него доходит, что столько наемников в доме Отца, т.е. низших несвободных творений – животных и растений – имеют хлеб, т.е. жизнь в изобилии, а он, венец творения, умирает от голода. Тогда он раскаивается и решает возвратиться к Отцу, чтобы, не будучи достойным уже называться сыном, быть у Него хотя бы на правах наемника.

Но когда раскаявшийся грешник был еще далеко, отец побежал навстречу и бросился ему на шею. Любовь не давала ему забыть о сыне и побуждала всегда смотреть на дорогу, ожидая его возвращения. «Отче, я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим», – говорит кающийся, но отец не слушает его слов о недостоинстве, но одевает в дорогие одежды – символ восстановления в прежнем достоинстве – и устраивает праздник, велев заколоть и приготовить упитанного тельца.

Так Бог ждет покаяния грешника, радуется его обращению и тотчас прощает все грехи, восстанавливая его в прежнем достоинстве, облекает в одежды добродетели и дает на руку перстень – символ обручения и наследства. А упитанный телец символизирует Самого Господа Иисуса Христа, даваемого в пищу верным.

Итак, младший сын был мертв душой и ожил, вернулся к Богу и совершенно изменился внутренне. Но что же старший? Он почему-то не радуется спасению брата, но негодует на несправедливость. Он обвиняет отца в том, что за годы верного служения не получил даже козленка, чтобы повеселиться с друзьями, а когда младший брат – заметьте, он не называет его своим братом, но говорит: «этот твой сын», и это звучит как обвинение, – расточил в блуде имение, ему устраивается такой роскошный пир.

Оказывается, что этот внешне верный и послушный сын не познал, что такое любовь. Он не любит брата, которого осуждает и которому завидует, и не любит отца, не понимая его и не сочувствуя ему. Он полагает, что заслужил любовь отца трудами, но ведь Бог любит не за что-то, а бескорыстно как Отец, исключительно по Своей благости. Формально праведный, старший сын оказывается духовным двоечником, потому что не созрел ни до любви, ни до милости и не стал подобным Отцу, а значит, не смог в духовном смысле усвоить Его наследие, которое и есть любовь. Ведь Богу нужно не внешнее и формальное, а искреннее и сердечное служение, а внутреннее богатство и время жизни Он приложит.

Таким образом, Священное Писание раскрывает перед нами два этих состояния души, и мы можем узнать самих себя в младшем или в старшем сыне, причем в их худших проявлениях. Часто мы видим в себе сразу их обоих, попеременно грешащих и удаляющихся от Бога или превозносящихся заслугами и осуждающих других.

Видимо, много было до революции таких младших сынов, порвавших с Богом, чтобы наследовать Его достояние, а еще больше старших, которые, хотя внешне и исполняли обряды благочестия, но не имели его силы и не научились любви. Из-за этого Господь и попустил эти страшные гонения, в которых прославились со Христом святые Новомученики и Исповедники.

Поэтому, дорогие братья и сестры, будем стараться не повторять ошибок прошлого. Возьмем у старшего сына послушание воле Божией, верность и желание служить Богу всей душой, а у младшего – покаяние нераскаянное, видение своих грехов и понимание, что спасение дается нам не за труды, не за заслуги, а только из любви, по милости Божией.

И тогда, уподобляясь нашему Небесному Отцу и постигая Его любовь, мы трудами будем преумножать наследие Отца, смирением охранять его и, явившись верными в малом, наследуем вместе со всеми новыми и древними святыми Небесное Царствие Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.

Игумен Леонтий (Козлов)

04 февраля 2018