English Русская духовная миссия в Иерусалиме

Возвеселитесь с Иерусалимом и радуйтесь о нем все любящие его! (Ис. 66,10)

Московский патриархат

Русская духовная миссия в Иерусалиме

О Евангельском суде и милосердии, проповедь в Родительскую субботу

Сегодня, дорогие братья и сестры, мы поминали дорогих нашему сердцу усопших, которые завершили свою жизнь на земле и ныне ожидают Суда Божия. И мы молимся, чтобы Господь был милостив к ним, чтобы Он не помянул их ошибок и грехов и вменил им в оправдание те добрые качества и дела, которые мы за ними знаем. Мы связаны с ними взаимной любовью, и потому не осуждаем их, прощаем и стараемся оправдать. Сын никогда не скажет об усопшем отце, что он был пьяницей и дебоширом. Он признает, что да, по причине жизненных скорбей была у него слабость к вину, и тогда он терял контроль над собой. Но у него было множество хороших качеств: честность, доброта, заботливость, – да упокоит Господь его душу.

Но почему-то в повседневной жизни, когда другие люди поступают, как нам кажется, неправильно, мы начинаем их осуждать, давать характеристики: бессовестный, наглец, хам, – можем раздражаться и говорить: «Зачем он так сказал, зачем он это сделал?!» Почему это происходит? Потому что, во-первых, торопимся судить, не зная достоинств этих людей, а главное потому, что их не любим. Нам безразлично, что будет с ними в дальнейшем: за такое наказывают, и поделом.

Впрочем, когда речь идет о вечности, и до нас доходит, что все очень серьезно, отношение меняется. Как в одном случае, известном из Патерика, когда монах осудил какого-то человека. И вот ангелы являются ему ночью и говорят: «Человек этот умер, скажи нам теперь, куда его определить: в рай или в ад?» После этого вразумления монах уже никогда никого не осуждал.

Мы не только не относимся к ближнему, как к самому себе, не ставим его рядом с собой – к себе у нас особо благоговейное отношение, – но даже не пускаем его на место людей, к которым благоволим. А ведь Господь для того и дает нам почувствовать любовь к близким и любящим нас, чтобы эту любовь мы распространяли затем и на всех других людей. Не случайно на Руси всегда был обычай обращаться к совершенно чужим людям, как к родственникам: батюшка, матушка, братец, сестрица, дядя, тетя, – таким образом, любовь распространялась на всех.

Итак, наш суд получается предвзятым, лицеприятным и однобоким, одним словом, несправедливым, и потому Бог не доверяет нам право судить других, а весь суд отдал Сыну. Только Господь наш Иисус Христос, Который поставил Себя на место каждого из нас и «взял на Себя наши немощи и понес болезни» (Ис. 53, 4), имеет право судить род человеческий. А нам Спаситель говорит: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1).

Но кто-то может спросить: «Как же не судить, не оценивать другого человека, его поступки? Тогда мы совсем запутаемся, где добро и где зло, получается, что все люди одинаково хорошие?» Ответ простой: надо отделять грех от грешника. И если мы грех должны осуждать, как удаляющий от Бога, то человека миловать и оправдывать. Лучше нам быть предвзятыми в другую сторону и изначально верить, что все люди хорошие, потому что сотворены по образу Божию.

Сам Христос показывает нам пример такого отношения к ближним. Он пришел в этот мир не судить, а спасать души, увлекая их за Собой. Он явил миру истину, исполнил ее в Себе и открыл желающим путь через Церковь в Царство Небесное. Кроткий Агнец Божий, по слову Пророка, «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы» (Мф. 12, 20). А суд для каждого заключается в том, пошел ли он за Спасителем к свету и истине или остался во тьме, потому что больше возлюбил грех.

Сегодня в Евангелии мы слышали, как Господь призывает таможенного служащего Левия следовать за Ним. И вот этот человек, считавшийся у иудеев последним грешником, оставляет все и идет за Господом, меняя служение мамоне на апостольские труды, а звание мытаря на прославленное в веках имя евангелиста Матфея. Господь призывает грешников и мытарей, и они откликаются на Его зов, во множестве следуют за Ним. Когда Он ест с ними за одним столом, фарисеи, привыкшие осуждать, соблазняются. Тогда Господь, снисходя к их немощи, объясняет: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные. Я пришел призвать не праведников, но грешников на покаяние» (Мк. 2, 17). Гордость и безразличие разделяют, а любовь, желающая спасения ближнего, объединяет людей. Не осуждать надо больных, а лечить, помочь им стать здоровыми.

Но на самом деле получается, что эти внешне больные люди оказываются здоровыми внутри, потому что следуют за Христом. А внешне праведные фарисеи, отвергая Господа, показывают свой внутренний смертельный недуг. И, кажется, мы совсем запутались: кто хорош, кто плох? Но, на самом деле, мы нашли тот критерий, по которому Господь судит мир. Принятие Христа и деятельное следование за Ним свидетельствуют о добром качестве души, способности возродиться духовно, а непринятие – обличает ее слепоту, глухоту и мертвенность. Христос – знамение пререкания, пробный камень, которым в древности определяли подлинность золота, или, как сейчас говорят, лакмусовая бумажка здоровья души. Принимающий Его освобождается от суда, как сказал сегодня Господь в Евангелии: «Слышащий слово Мое… имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5, 24). Отвергающий же Его уже осужден.

Итак, Евангелие Христово судит нас и наших усопших, а мы да не дерзнем вмешиваться со своим слепым судом и осуждать других, чтобы самим не быть осужденными за отсутствие любви. Пускай наша совесть судит нас, ожили ли мы, услышав глас Сына Божия, восстали ли от мертвых, чтобы жить со Христом. А всем ближним, живым и усопшим, пожелаем, чтобы Господь помиловал их. И даже если они не познали в своей жизни Христа должным образом, будем просить, чтобы Он избавил их даже от этого, евангельского суда, и поступил с ними исключительно по Своей неизреченной милости. Аминь.

Игумен Леонтий (Козлов)

18 марта 2017