English Русская духовная миссия в Иерусалиме

Возвеселитесь с Иерусалимом и радуйтесь о нем все любящие его! (Ис. 66,10)

Московский патриархат

Русская духовная миссия в Иерусалиме

Благоверное служение любви. Проповедь на память св. блвв. князей Петра и Февронии Муромских

Житие воспоминаемых сегодня Церковью благоверных князей Петра и Февронии – это пример подлинного христианского брака, поучительная история двух святых людей, пронесших взаимную любовь через всю жизнь.

Существует очень красивая древняя «Повесть о Петре и Февронии Муромских». Но в ней есть моменты, которые взяты, скорее, из народного фольклора, чем из реальности. Например, упоминание о том, что святой Петр убил неким «агриковым мечем» змея-демона в человеческом облике, который искушал жену его брата. Поэтому святитель Макарий Московский при составлении Четий-Миней удалил эти моменты из жития, но в результате оно стало упрощенным, лубочным, потеряло глубину.

К примеру, современное житие говорит о том, что Петр заболел проказой и искал уврачевания, а когда увидел святую Февронию, сразу полюбил ее, пообещав взять в жены после исцеления. Повесть рассматривает эту болезнь как месть демона за победу над ним, а значит и исцеление должно быть духовным. Посланный на поиски врача слуга встречает Февронию – духовную и немного блаженную девушку, которая говорит загадками. Как бы размышляя вслух, она произносит: «Если бы кто-нибудь потребовал князя твоего к себе, мог бы уврачевать его... Приведи его, и если будет он мягкосердечен и смирен в ответах, то будет здоров». А затем просит передать ему: «Если не быть мне ему супругой, то незачем и врачевать его».

Нам это кажется соблазнительным: она фактически принуждает его к супружеству. Князь же хочет просто получить исцеление, заплатив за это. В его планы не входит жениться, тем более на дочери древолаза, девушке из простого сословия. Тем не менее князь обещает жениться, и девушка дает ему снадобье, чтобы помазать им все язвы, кроме одной. После исцеления Петр не исполняет обещания, но присылает много денег, которые Феврония не принимает. Однако от последней не вылеченной язвы болезнь возвращается на все тело, и тогда князь, покаявшись и получив окончательное исцеление, берет девушку в жены.

Но если вдуматься, мы увидим, что здесь заложен глубокий смысл. По-настоящему духовно исцелить человека может только любовь, только любящий человек, отдающий всего себя, и это исцеление, эту любовь нужно заслужить, нужно быть достойным ее, пройти некое испытание. Так и мы должны стараться быть достойными любви Христа к нам и пребывать в Нем, как ветви на лозе, а иначе и Он может сказать: «Если они не будут пребывать во Мне, зачем Мне и врачевать их?» Иными словами, настоящее исцеление души и есть соединение в любви со Христом.

И потом, святая Феврония не стремится к богатству, не ищет славы, удовольствий, услужения челяди, с самого начала отвергая деньги. Она жалеет самого Петра, хочет исцелить его, чтобы он послужил людям, готовая и сама разделить с ним этот крест служения. Одно дело мечтать занять какое-то высокое положение ради богатства и почета, а другое – желать послужить в этом звании людям, чтобы принести им пользу. И во втором случае такое ответственное, жертвенное отношение к своему служению делает его нелегким крестом. Но для достойного служения другим, конечно, надо победить в себе страсти, познать себя и волю Божию.

Сегодня мы привыкли много говорить о любви, не вникая в смысл этого понятия, поверхностно воспринимая ее как некое увлечение, влюбленность, какое-то не насыщаемое любование. Однако наши православные предки связывали любовь, прежде всего, с долгом, со служением, с исполнением своих обязанностей перед Богом и любимым. Потому, видимо, так часто сегодня и рушится семья, что молодые супруги, удалившись от Бога, не готовы жертвовать собой.

В повести же почти не говорится о любви, речь там идет о милости, о правде, о верности своему долгу. Как и в девяти евангельских заповедях блаженства, читаемых на память благоверных князей, ублажаются не любящие, а милостивые, чистые сердцем, алчущие и жаждущие правды, изгнанные ради исполнения заповедей. Это и есть путь, приводящий к любви – венцу совершенства и крыше добродетелей, – до которой еще нужно дорасти.

И святые супруги пронесли эту любовь через всю жизнь, не смотря ни на какие испытания и соблазны. Святой Февронии завидовали, осуждали ее за низкое происхождение, предлагали богатство, чтобы удалить от князя, но она предпочла супруга всем благам. Святого Петра поставили перед выбором: либо престол без Февронии, либо изгнание, и он выбрал верность своей суженой. Однако Господь не оставил верных Своих, и бояре, которые в их отсутствие передрались между собой за власть, покаялись и просили их вернуться.

Прожив долгую счастливую жизнь, благоверные супруги умерли в один день и в один час, о чем и молились Богу. Когда святой Петр послал святой Февронии весть, что умирает, она просила его подождать, пока не закончит вышивать воздух, и по завершении работы они вместе предали свои души Господу.

В конце добродетельной жизни Господь сподобил их принятия монашества. Кстати, как выяснил по летописям свт. Филарет Черниговский, в жизни святые назывались Давидом и Евфросинией, а Петром и Февронией они стали в монашеском постриге, а не наоборот, как написано в житии.

Но монашество – это тот же путь единения в любви; как и супружество, оно ведет к одной цели, о которой говорит Господь: «Да будут все едино» (Ин. 17, 21). И когда после смерти супругов положили в разных гробницах, не выполнив завещания похоронить их в одном гробе, – всем казалось, что монахи должны лежать раздельно, – тела святых дважды сами возвращались в общий гроб.

Любовь во Христе – вот что соединяет нас друг с другом и с Богом, но для этого требуется духовный труд верности долгу и обетам, самоотречение и жертвенное служение. Итак, последуем призыву апостола любви Иоанна Богослова: «Дети, станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (1 Ин. 3, 18). И тогда эта настоящая любовь исцелит и преобразит наши души, став тем самым служением ближнему и в нем Самому Христу, которое само в себе имеет и блаженное воздаяние во веки веков. Аминь.

Игумен Леонтий (Козлов)

08 июля 2017