English Русская духовная миссия в Иерусалиме

Возвеселитесь с Иерусалимом и радуйтесь о нем все любящие его! (Ис. 66,10)

Московский патриархат

Русская духовная миссия в Иерусалиме

На память св. мц. Пелагеи Тарсийской

На память св. мц. Пелагеи Тарсийской

Наша Церковь, основанная на крови мучеников, чтит великое множество свидетелей о Христе, пострадавших за свою веру даже до крови. Мы не перестаем удивляться их духовной крепости и стойкости, возвышенности мыслей перед лицом смерти, когда даже величайшие страдания не могли поколебать в них надежды на Бога и разлучить со Христом.

Житие празднуемой сегодня святой мученицы III-го века Пелагеи Тарсийской особенно интересно и поучительно. Это была красивая и добродетельная дочь знатных язычников, которая услышала от христиан о Господе Иисусе Христе, всем сердцем уверовала в Него и решила всю свою жизнь посвятить служению Ему. Некий юноша, усыновленный императором Диоклетианом, будущий наследник империи, полюбил ее за красоту и пожелал жениться на ней. Но девица прямо сказала ему, что решила посвятить себя Небесному Жениху. Юноша очень разгневался, но оставил ее в покое, надеясь, что она переменит свое решение.

Тем временем св. Пелагея очень желала получить святое Крещение от епископа Клинона, скрывавшегося в горах от гонений, которого видела во сне. В надежде его встретить она отпрашивается у матери пойти к кормилице, и когда идет в сопровождении множества слуг, сам святитель, извещенный Богом, является ей на пути. По молитве епископа на том месте забил источник, в котором он крестил избранницу Христову, а святые Ангелы покрывали ее светлым покрывалом.

Пелагея, которая еще до Крещения была исполнена добродетели и святого порыва к Богу, исполнилась благодати Божией и проповедала Христа своим слугам, многие из которых приняли святое Крещение. Но попробовав обратить свою мать-язычницу, она встретила упорное сопротивление, потому что не все определяет благодать, важно произволение человека. В гневе мать посылает сказать тому юноше, что дочь ее христианка и не может стать его женой. Тот же, огорчившись и не желая, чтобы ее мучили за Христа, кончает жизнь самоубийством.

И вот мы видим любовь святой мученицы ко Христу чистую, возвышенную, ведущую в жизнь вечную. Видим и любовь юноши пылкую, но земную, любовь не в Боге, которая желает добра себе и любимому, но кончается это тем, что он и свою душу губит на веки, и Пелагею не избавляет от телесных страданий.

Мать по-своему любит свою дочь, желая исполнить собственную волю и выдать ее выгодно замуж, но любовь эта земная и эгоистичная, не просвещенная светом благодати Христовой и не приносящая добра. Испугавшись, что император разгневается за то, что дочь ее стала причиной гибели наследника империи, мать сама выдает ее ему на суд. Таким образом, забота превращается в явное предательство, предание на смерть собственной дочери, что невозможно оправдать никаким различием убеждений.

Император Диоклетиан тоже стал искать расположения святой Пелагеи, уговаривал ее стать его женой, но не потому что любил, а потому что испытывал к ней плотское влечение. Однако она решительно отвергла богатство и славу, говоря: «Я гнушаюсь браком с тобой, твоим временным земным венцом, потому что Господь мой Иисус Христос обещает мне три небесных венца, нетленных и вечных. Первый за мою веру, потому что я всем сердцем уверовала в Него. Второй за чистоту и девство, потому что обещала Ему хранить себя в святости. И третий за то, что приму мучения, ибо не остановлюсь не перед какими муками, чтобы доказать Ему этим свою любовь».

И действительно, монах, да и всякий настоящий христианин, получит эти три венца, если будет верить от всего сердца, если будет хранить свои тело и душу в чистоте, для чего надо ограничивать себя, воздерживаться от всего неполезного, если ради следования выбранному пути, пути возвышенной, бесконечной Христовой любви, а не временной и ведущей в погибель, он готов претерпеть все, что потребуется.

В житиях святых всегда одновременно присутствует трагизм земного бытия и торжество победы духа над плотью, вечного над временным. Когда святую Пелагею осудили на сожжение в медном быке, она запретила прикасаться к своему телу и сама, перекрестившись и помолившись Богу, мужественно вошла в раскаленную печь. Мы представляем, как она силою Божией босыми ногами ступает по раскаленному железу, и тело ее, как говорится в житии, расплавляется подобно миру, наполняя весь город не смрадом горящей плоти, а благоуханием.

Чудом Господь указывает на то, что Он принял ее жертву, что Ему угодны люди, ни во что не вменяющие блага этого мира, но мудро устремляющиеся к вечной красоте Небесного Царствия. И когда кости мученицы, неповрежденные огнем, были выброшены в пустыню, четыре льва охраняли их от зверей и птиц, пока святой епископ Клинон не предал останки погребению.

Святые мученики – это пример подражания для нас. Сначала они, принимая Крещение и духовное богатство веры во Христа, получают великую радость и утешение от Бога, затем бывает кратковременное страдание, когда они делом доказывают, что хотят наследовать вечное Христово Царствие, и кажется, что они терпят полное поражение в этой жизни. Но потом святые сподобляются славы и вечно царствуют со Христом, а язычники и грешники посрамляются, наследуя вечные мучения.

Мы не знаем настоящих мучений за веру, но подобное страдание за Христа распределено по всей жизни в виде необходимости терпеть, бороться с грехом и понуждать себя на добро. И это проще, чем, хотя бы и кратковременно, проявить железную волю и духовную силу в страшных мучениях.

«Посему и мы, (монахи как бескровные мученики и миряне), имея вокруг себя такое облако свидетелей (мириады славных мучеников), свергнем с себя всякое бремя (мира и его обычаев) и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Евр. 12, 1-2). Аминь.

Игумен Леонтий (Козлов)

21 октября 2018