English Русская духовная миссия в Иерусалиме

Возвеселитесь с Иерусалимом и радуйтесь о нем все любящие его! (Ис. 66,10)

Московский патриархат

Русская духовная миссия в Иерусалиме

ПРАЗДНИК ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ НА ЕЛЕОНСКОЙ ГОРЕ

О вознесении Господа нашего Иисуса Христа на небо в книгах Священного Писания сведения сообщаются весьма краткие. Точно и определенно не называется даже место, Где произошло это знаменательное событие: «И вывел их вон из города до Вифании -  повествуете св. евангелист Лука - и, подняв руки Свои, благословил их. И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью» (Лк. XXIV. 50—52). «Тогда возвратились в Иерусалим, - прибавляет тот же богоглаголивый Лука в книге Деяний Апостольских, - с горы, называемой Елеон, которая находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути. (I, 12). Только из сопоставления этих мест, а равно и из того хорошо известного обстоятельства, по сказаниям евангелистов о последних днях земной жизни нашего Спасителя, что Христос весьма любил Елеонскую гору, каждый день обычно удалялся сюда на ночь (Лк. XXII, 39, XXI, 37; Иоанн. XVIII, 2; Мф. XXIV, 3, XXVI, 36; Мк. XIII, 3, XIV, 32), провел здесь некоторое время даже после тайной вечери, перед своими страданиями (Мф. XXVI, 30; Мк. XIV, 27; Лк. XX, 39, XXII, 39), оставив здесь большинство учеников и удалившись на молитву в сад Гефсиманский лишь с апостолами Петром, Иаковом и Иоанном (Мф. XXVII, 36; Мк.XIV, 32) на Елеоне в Галилее Он являлся ученикам, по Своем Воскресении (Мф. XXV, 32, XXVIII, 7,10,16., Мк. XIV, 28, XVII, 7), и здесь провел и последнюю на земле ночь перед своим Вознесением на небо (Лук. XXIV, 50), —становится вполне понятным, что воспоминаемое событие Вознесения Господа на небо, в представлении христиан всех исповеданий, связывается всегда с Иерусалимом и с господствующею над ним достославною горою Елеоном, любимым местом Христа Спасителя для уединений и бесед с своими учениками о тайнах царствия Божия и судьбах мира.

Предание, идущее от IV века христианской эры, прямо свидетельствует, что церковь Иерусалимская Вознесение Господа на небо всегда соединяла с горою Елеонской, которую царственная паломница, святая равноапостольная царица Елена, мать императора св. Константина Великого, украсила в память этого события церковью дивной красоты, построив ее, однако, не на самом месте Вознесения, а над пещерой, в которой Христос часто проводил время и беседовал с своими учениками. Знатная западная паломница IV—VI в. Сильвия Аквитанская (как и Егерия) место вознесения обозначает словом (imbomon, ™μβώμιον), и ни слова не говорит о существовании на этом месте на Елеоне особого храма, который становится известен лишь со второй половины Vвека. В этом втором храме круглой формы, без кровли, на месте Вознесения, по словам паломника Бернарда, был устроен алтарь для совершения литургии, которые служились здесь торжественно в известные дни года до IX века включительно, о чем свидетельствует   и   Святогробский   Типикон 1122 года. Нужно полагать, что и этот храм на горе Елеонской подвергся  разрушению одновременно с остальными святынями Иерусалима во время грозного нашествия в 1009 или 1010 году халифа Хакима. Наш паломник XII в. игумен Даниил, описывая Елеонскую гору, о храме на месте Вознесения говорить следующее: «Вознесение же Господне есть на верхе Елеонской горы прямо к востоку, и есть яко горка мала, и на той горце был камень кругол выше колена; с того камени вознеслся Христос Бог наш на небеса; и есть место то создано все комάрами около, и верх на комάрах тех создан есть, яко двор камен кругом и помощен есть весь дворот мраморными досками. И посреди того двора есть создан, яки теремец кругло, и есть без верха, тако и во дне теремца; и в том теремце, под самым верхом тем непокрытым, лежишь каменет святый, идеже стоясте и нозе пречистии Владыки Нашего и Господа. И есть над каменем тем трапеза сделана досками мраморными, и на той трапезе литургисают ныне. Есть исподи под святою трапезою каменет, оделан весь около досками мраморными, толико верх его видети мало, и ту целуют вси христиане»[1]. Но этот небольшой храм Вознесения, описанный нашим паломником игуменом Даниилом, до наших дней не сохранился, а подвергся разрушению частью в силу политических катастроф и мусульманского фанатизма, а частью от бывших в Палестине неоднократно землетрясений. На Елеонский храм особенное внимание было обращено лишь в первой половине прошлого столетия. Представители трех вероисповеданий - греки, армяне и католики - в 1834 г. задумали достопоклоняемое место Вознесения  Господня украсить приличным во всех отношениях храмом, но возникшие между вероисповеданиями споры, разногласия и даже волнения из-за этого вынудили Оттоманское правительство предоставить одной мусульманской фамилии право выстроить на месте Вознесения нынешнюю мечеть, возложив все расходы на нее на представителей разных исповеданий и определив права каждого вероисповедания действующим и поныне statusquo. Ключи от мечети вверены были на хранение муэдзину.

Мечеть на месте Вознесения — небольших размеров, круглая внутри и восьмигранная снаружи, имеет в окружности 24 шага. Хранит эта мечеть на себе и доселе следы своего прежнего великолепия. Коринфские колонки и изображения кентавров из мрамора художественного резца и доселе украшают наружные стенки её. Против единственной невысокой входной двери, в полу, имеется отделанный квадратной рамкой из мрамора камень естественной скалы, с ясно отпечатавшимся на нем следом левой стопы[2].

Мечеть окружена квадратным двором, вымощенным булыжником, и огорожена высокими стенами. На дворе с правой стороны мечети имеется массивный квадратный камень, остаток храма времен св. царицы Елены, лежащий на восток у стены и служащей православным престолом, и почти по одной с ним линии, но несколько дальше, находятся также алтари сирийский, армянский и коптский. Католики во время праздника Вознесения пользуются привилегированным положением и устанавливают престол для богослужения на самом месте Вознесения в мечети, которую они в этом случае красиво драпируют дорогими тканями. На дворе снаружи мечети католики ставят для совершения месс еще не сколько алтарей, прислоненных к стенкам мечети, и две палатки по обеим сторонам ее, пользуясь, по statusquo, правом во время крестных ходов обходить кругом всю мечеть, и не стесняясь даже тем, что при совпадении дня Вознесения в Церквях Восточной и Западной к мечети обыкновенно прикрепляются веревки палаток-церквей других вероисповеданий (католики в этом случае просто отвязывают веревки этих палаток).

Сюда-то на Елеонскую гору к стопе Спасителя и переносятся в Иерусалиме все празднества в честь Вознесения  Господня, привлекая благодаря теплой прекрасной погоде не только многочисленных еще русских паломников, ожидающих дня Святой Троицы, но и местных обывателей-туземцев, и не только православных, но даже и мусульман.

Накануне праздника святогробские клирики на Елеонской горе, на дворе вышеописанной мусульманской мечети, с правой стороны ее, над неподвижным каменным престолом, устанавливают для богослужений полотняную палатку, или, вернее, две палатки, одна в другую вложенные. Внутренняя палатка круглая, служащая алтарем, имеет один выход, обращенный к западу, а внешняя четырехугольная палатка, прикрывающая первую, имеет три выхода — на запад, север и юг. Веревки палатки, чтобы ее не срывал ветер во время богослужений, закрепляются за стенки мечети. Кроме этого шатра-церкви греки ставят на двор справа от входа в ограду, второй шатер — служебный. Внутри мечети православным предоставляется право поставить два подсвечника по бокам святого камня у стопы с горящими на них свечами, и с правой стороны от входа в нее - стол для продажи свеч. Несколько столов ставятся ими и перед входом в мечеть для записывания имен поклонников, желающих помянуть своих родных и знакомых за совершаемою на Елеоне литургией, и для продажи им просфор, вынимаемых на проскомидии.

Сирийцы, армяне, копты и абиссинцы, празднующие этот праздник в один день с православными, также устрояют палатки-церкви для своих богослужений. Армяне, помимо всего этого, пользуются правом внутри мечети с левой стороны ставить свой столик для продажи свечей.

Церковное   торжество   в   собственном смысле начинается на Елеоне с 9 часов вечера, по восточ­ному счисление, за 2 часа до заката солнца, но бого­мольцы стекаются сюда с полудня, после обеда, с целью помолиться у «стопочки», как трогательно называют святое место Вознесения  Господня наши палом­ники, облобызать ее и поставить к ней свою трудовую свечу. По издавна установившемуся здесь обычаю, право продавать восковые свечи в этот день, а равно и в субботу праведного Лазаря, принадлежит исключительно православной арабской фамилии Кари, как равно, в свою очередь, на основании того же обы­чая давности, правом собирать огарки пользуются в этом месте только иноки обители св. Саввы Освященного. Ввиду сказанного, богомольцы внутри ме­чети близ «стопочки» находят саввинского монаха, который кропит их розовой водой и собирает огарки, и православного араба, не только продающего им не­обходимые восковые свечи, но и кусочки полотна, в виде следа ноги, и иногда с изображением на них стопы Спасителя или даже Вознесения Господня, и оделяют их цветами, возлагаемыми на святой камень. С ними здесь же находится и армянский инок, ко­торый имеет право только возливать на руки паломников розовую воду и продавать свечи (с 1897 г.) армянским богомольцам, во время совершения их богослужений.

Великой вечерней в обители, именуемой "Малой Галилеей"[3], построенною стараниями и на средства покойного митрополита Иорданского Епифания, в главной ее церкви, освященной только в 1897 г., начинаются церковные торжества в канун праздника Вознесения Господня. За этою вечерней стоит в троне митрополит или епископ, а на малом выходе и на литии для благословенияхлебов принимают участие и очень многие городские священнослужители.

За два с половиной часа до захода солнца святогробское духовенство совершает праздничную вечерню с благословением хлебов в палатке церкви близ места Вознесенья, при громадном стечении богомольцев русских, греков и арабов. Перед самым началом, как вечернего, так и утреннего богослужения, два диакона, в священных одеяниях, сделав поклон у трона епископа, идут через северный выход палатки-церкви в мусульманскую мечеть на место Вознесения и здесь, по обычаю, принятому на Святых Местах в Святогробском храме,  совершают каждение «Стопочки», а затем обходят кругом всю мечеть и возвращаются через ложный вход в палатку для обычного вечернего каждения храма и молящихся. Затем, вслед за ними, туда же отправляются для каждения диаконы армянский, коптский и сирийский, которые, выйдя из мечети, кадят лишь по северной ее стороне и возвращаются в свои палатки-церкви. Полного круга около мечети не делает ни одно из вероисповеданий, за исключением православных и католиков. По окончании этой вечерни, православное духовенство совершает литанию вокруг мечети над местом Вознесения и, возвратившись в палатку-церковь, разоблачается. За православными, в порядке старшинства, совершают такие же литании прочие вероисповедания, но без полного обхождения около мечети.

По благозвучному благовесту на русской высокой колокольне Елеонской церкви во имя Спаса[4], в пятом часу вечера, все многочисленные богомольцы отсюда идут к торжественному Всенощному бдению, совершаемому велелепно начальником Русской Духовной Миссии соборне со своими монахами и поклонниками из духовенства. На литии ввиду громадного стечения молящихся, не вмещающихся в прекрасном Елеонском храме, выходят из храма на двор под сень дивных кипарисов, сосен и масличных деревьев. При пении стихир праздника, крестным ходом идут вокруг храма, причем на каждой стороне его произносится одно из литийных прошений.

В 8 часов вечера Всенощное бдение в русском Елеонском храме оканчивается, и все богомольцы спешно отправляются к «стопочки», к месту Вознесения Господня. Здесь святогробское духовенство, внутри мечети, у Божественной стопы совершает повечерие  до половины, а затем, прервав его, с пением праздничного канона, при колокольном звоне русского храма и обители «Малая Галилея», направляется крестным ходом в малую церковь этой обители, освященную в 1889 году приснопамятным митрополитом Иорданским    Епифанием,   к   колонне—остатку  того храма, который здесь якобы выстроила еще святая царица Елена[5] , в память явления архангела Гавриила с пальмовою ветвей Пресвятой Деве Марии, за три дня до ее Успения. По приходе на место «ViriGalilaei» процессия, в которой принимают участие лишь одни священники греческие, арабские и русские (поклонники), прочитывается Евангелие о Вознесении Господа, и литания возвращается по большой проезжей дороге обратно к «Стопочке» в мечеть, где и оканчивается повечерие. Столько греков уносится из мечети, но в ней неусыпно пребывают до утра и православный араб — продавец свечей, и армянский монах. Свечи, налепливаемые на рамку, окаймляющую святой камень со «Стопочкой», горят всю ночь.

Описанное вечернее богослужение на Елеоне с литанией от места Вознесения  в обитель «Малой Галилеи» в тихую теплую южную ночь, освещаемую на тверди небесной ярко мерцающими звездами, при многочисленном собрании народа, шествующего в процессии с пылающими факелами и воженными свечами, которые держат все всвоих руках, при умилительном пении церковных песнопений и доброшумном колокольном звоне, производит на молящихся глубокое впечатление. От «Стопочки» по окончании литании паломники около 10 часов вечера отправляются на отдых в радушно открытые для них гостиницы Елеонской русской женской общины. В мечети у «Стопочки» после этого совершают свое повечерие другие вероисповедания — армяне, копты и сирийцы, но без литаний к месту «ViriGalilaei».

Отдых богомольцев, поклонников святой Елеонской горы в эту ночь бывает, однако, краток. В час ночи звон в колокол обители «Малой Галилеи» собирает их уже к утрени, за которой непосредственно совершается епископом торжественная праздничная литургия. В 5 часов утра начинается утреня с литургией в церкви-палатке на месте Вознесения близ «Стопочки», причем также, как и в канун праздника вечером, перед началом богослужения диаконы греческие, а за ними армянский, коптский и сирийский ходят для каждения места Вознесения  внутрь мечети. Литургию совершает архиерей — член Патриаршего Синода. Он обыкновенно надевает мантию на дворе мечети и в сопровождении встречающих его святогробских священнослужителей, которые находятся здесь, входит внутрь мечети и прикладывается к «Стопочке». Его примеру следуют и владыки других исповеданий.

Так как храм-палатка небольших размеров, то сослужащих епископу в этот день немного: большей частью это—поклонники-священники и иеромонахи, но непременно разноплеменные, так как за этой литургией должны быть прочитаны Апостол и Евангелие на трех языках: греческом, арабском и славянском. Во время малого выхода с Евангелием выходят из палатки и обходят кругом мечеть над местом Вознесения. То же самое повторяется и во время великого выхода со Святыми Дарами, принимая которые архиерей поминает русский Царствующий Дом, греческую королевскую фамилию и королей сербского и черногорского. Это делается не только ввиду стечения разноплеменных паломников в этот день на Елеонскую гору, но и потому, что на богослужении нередко присутствуют в парадном одеянии консулы русский и греческий. За этой литургией очень многие паломники приобщаются Святых Таин. К концу литургии иногда появляется на Елеонской горе после совершения литургии   в Святогробском храме Иерусалимский Патриарх, который, приложившись к «Стопочке», входит в храм-палатку и занимает свое обычное место на троне.

По окончании литургии совершается литания к месту Вознесения. Перед дверью мечети прочитывается архиереем на греческом языке Евангелие о Вознесении, а за ним тоже Евангелие повторяется диаконами на арабском и славянском языках. Архиерей, войдя затем внутрь мечети, над «Стопочкой» прочитывает приличествующую настоящему торжеству молитву, испрашивая благословения вознесшегося Господа на предстоящий и молящийся народ, и возвращается в храм-палатку для раздачи антидора паломникам. Разоблачившись, архиерей со священнослужителями и почетными гостями во главе с Патриархом идут в смежную служебную палатку и здесь отдыхают некоторое время, принимая обычное восточное угощение, а затем все торжественно направляются в обитель «Малой Галилеи», чтобы приветствовать с праздником живущего в ней епископа. Для греческого духовенства почивший митрополит Епифаний в качестве гостеприимного радушного хозяина нередко устраивал в этот день обильную праздничную трапезу.

В 8 часов утра  с окончанием  греческого  богослужения на месте Вознесения начинается мощный благовест к литургии на колокольне русского Елеонского храма во имя Спаса, наполняющий своими приятными звуками всю окрестность. Богомольцы от «Стопочки» направляются в женскую Елеонскую общину к поздней литургии, которую благолепно с прекрасным пением инокинь совершает начальник Духовной Миссии о. архимандрит в сослужении собора священнослужителей. Литургия обычно предваряется водосвятным молебном, а заключается около 12 часов дня торжественным крестным ходом с осенением молящихся крестом на всех четырех сторонах храма и окроплением их святой водой. Почетным гостям и богомольцам радушный хозяин о. архимандрит вместе с сестрами общины предлагает хлеб и соль в монастырской столовой, простых жепаломников угощают сестры общины в монастырских странноприимных гостиницах.

Русские паломники, туземцы-арабы, а равно и мусульмане — обитатели Иерусалима целый этот проводят на Елеонской горе до позднего вечера, а поэтому здесь царит необыкновенное оживление. Православные и мусульмане охотно посещают в течение дня место Вознесения  Господня в мечети и проводят у «Стопочки» в коленопреклоненной молитве продолжительное время. Свечи у «Стопочки» горят неугасимо весь день. Выйдя со двора мечети, паломники с восторгом останавливают свой очарованный взор на дивной панораме Святого Города, расстилающейся у подошвы Елеонской горы. Православные паломники невольно приводят себе на память грозные и вместе скорбные речи Спасителя, произнесенные о печальной участи мирового города с этого приблизительно восхитительного места. От «Стопочки» солнечный зной невольно манит их под сень дивных кипарисов и сосен, посаженных заботливой, неутомимой рукой приснопамятного старца игумена Парфения, зверски умерщвленного († 14 янв. 1909 г.) неизвестными убийцами. Здесь в приятной тени посетители Елеона не только отдыхают, но и любуются вьющейся змейкой экипажной дорогой от Вифании в Иерусалим и разбросанными причудливых форм холмами окрестностей. Многие заходят в открытый благолепный Елеонский храм, молятся у могилы достойного вечной памяти создателя этого храма о. архимандрита Антонина Капустина († 1894 г.), почивающего в левом полукружии храма, и не минуют потом весьма заботливо содержимой могилки и его верного и преданного   сотрудника о. игумена Парфения, возлегшего на вечный покой у ног его вне храма. Любопытство влечет некоторых заглянуть и в тот уединенный, доселе еще пустующий и запертый домик, в котором неожиданно для всех злодейски была прервана нить этой драгоценной для русского дела в Палестине жизни. Любители старины и искусства находят на Елеоне эстетическое наслаждение, рассматривая открытые о. архимандритом Антонином древние, прекрасно сохранившиеся мозаики, бережно хранимые в особой моленной для неусыпного псалтырного чтения и в нижнем этаже покоев о. архимандрита, где устроен настоящий музей из тех предметов, которые были найдены здесь при раскопках. Ищущие красот природы и очаровательных видов могут любоваться с русского места на Елеоне великолепной панорамой Мертвого моря, заиорданских гор, прииорданской долины и т. д. Туристы европейцы и все более или менее крепкие на ноги русские паломники, любители прекрасных видов, желающие расширить свой горизонт, взбираются по витой железной лестнице на высокую колокольню Елеонского храма под самый почти шпиль ее, и за это вознаграждаются созерцанием действительно восхитительной панорамы Святого Града и Елеонской горы с ее монументальными германскими постройками и грандиозно-величественной при них башней, господствующей над городом и окрестностями, с французским монастырем кармелиток, именуемымъ Paternoster— Отче наш, которое здесь на мраморных досках написано на 33 языках, с изящной русской Гефсиманской церковью св. Марии Магдалины, утопающей в роскошной зелени и т. д. Вид на море, Иордан и на Моавитские горы — сказочный. Вооруженные биноклем с колокольни в ясную погоду могут видеть даже синеву Средиземного моря. Интересующимся жизнью и бытом русской общины на Елеоне много поучительного дают обширные хозяйственные постройки ее: мастерская, странноприимницы, обширные масличные сады и т. п. Здесь всюду видны заботливые и опытные руки хозяина этой общины о. архимандрита Леонида, начальника нашей Миссии и его ближайшей сотрудницы — старшей сестры Евпраксии.

После праздничной вечерни в русском Елеонском храме, паломники и горожане, довольные пережитыми разнообразными впечатлениями прошлой ночи и так приятно законченного святого дня, возвращаются в город или же на русские постройки, унося с собой на всю жизнь неизгладимые воспоминания  об этом празднике. Многие из паломников по пути заходят еще раз на место Вознесения  и прикладываются к «Стопочке», а некоторые удается даже побывать на гробе Богоматери в Гефсимании. Возвращаются богомольцы с Елеона обычно по прямому пути — мимо церкви св. Марии Магдалины, Гефсиманского католического сада и храма Богоматери в Гефсимании, по улицам через город. Но некоторые избирают хотя и окружной, но более приятный путь, по северной стороне городской стены — мимо Дамасских ворот и католического храма св. Стефана первомученика, через консульские ворота наших построек.

Праздник Вознесения Господня на  Елеонской  горе. Профессора А.А. Дмитриевского.
С.-Петербург. Типография В.О. Киршбаума. Дворц. площ., д. М-ва  Финансов, 1913


[1] Прав. Палест, Сборн. в.в. III и IX. стр, 38—39, Спб. 1885.

[2] Прежние паломники, например, игумен Даниил, видели две стопы на камне, но одну стопу мусульмане отсекли  от скалы и перенесли в мечеть Аль-Акса, где ее можно видеть и доселе (Арх. Леонид. Старый Иерусалим и его окрестности, стр. 261—262, М. 1873).

[3] На Елеоне, по преданию, в древнее время находился странноприимный дом для пришельцев в Иерусалим на праздники из Галилеи. К этому же месту приурочивают явление Иисуса Христа своим ученикам по Воскресении (Мф. ХХVIII, 10, 16; Марк. XVII, 7), а также и появление ангелов, по Вознесении Господа, со словами: «Мужие галилейстии, что стоите зряще на небо» (Деян. I, 11).

[4] «Так как на святой Елеонской горе, — писал Патриарх Никодим в 1885 г. петербургскому митрополиту Исидору с жалобой на «большой скандаль» архимандрита Антонина, — существует, хотя и в развалинах древний священный базилик (грамматические ошибки принадлежат документу), в котором находится всечестное место, на коем, по учению Церкви, последовало Вознесение Спаса нашего, и на котором хранится отпечаток освященного его стопа (sic!), и где мы совершаем Бескровную Жертву, то никому не дозволяется изменить священное предание, ни воздвигнуть другую церковь на этой же Елеонской горе в честь Вознесения Господня, как тоже самое не дозволяется в Иерусалиме воздвигнуть церковь в честь страстной Голгофы или Воскресения; за то и нигде во всей Палестине нет подобной церкви с подобным названием. Архимандрит же Антонин, ввел нововведение, достойное укоризны, самовольно назвав выстроенную им на святой Елеонской горе церковь — церковью Вознесения, и, таким образом старается изменить  священное и неопровержимое  предание  оместах, где находятся всечестнейшие святыни» (А. Дмитриевский. Импер. Прав. Палест. Общество и его деятельность, стр. 276—277, Спб. 1907). В силу этого протеста, архимандрит Антонин решился официально называть свой Елеонский храм церковью Спаса и совершать службы в нем по четвергам после греческих служб в Гефсимании. Тот же Патриарх Никодим не только потом был в 1886 г. на освящении этого храма, но произнес при этом красноречивое похвальное слово в честь строителя о. архимандрита Антонина и торжественно возложил наперсный крест на о. иеромонаха Парфения, главного сотрудника о. архимандрита по созданию этого русского храма на Елеоне.

[5] На месте нынешней «Малой Галилеи» при раскопках найдены куски колонн, мозаичный пол и обширные цистерны — несомненно остатки некогда здесь бывших богатых монументальных сооружений.

27 мая 2013